Как милиция относится к этим движениям?

У нас в Санкт-Петербурге пытаются бороться с игровиками, конфискуя у них мечи и ставя на учет в милицию. Но это не решение проблемы. Проблема наполовину решена, если удалось ее понять, осмыслить.
Бесполезно бороться с распространением холодного оружия: те кому оно нужно, все равно его приобретут, что хорошо видно на примере казаков, которые начали делать себе шашки из рессор, поддавшись всеобщему движению к самоопределению и возвращению к обычаям предков, ведь здесь речь идет не о сотне клинков, а о тысячах незаконных клинках, хранящихся дома, и государство бессильно что-либо с этим сделать. Те, кто родился в конце 30-х - начале 50-х годов, играли в хулиганов, поголовно по всей стране делали из напильников ножи, - увлечение не безобидное. Однако таким количеством холодного оружия они поранили удивительно мало людей. Мои сверстники, надеюсь, помнят времена, когда мы переболели ушу, ниндзю-цу, фильмами с участием Брюса Ли, Джеки Чана, Чака Норриса. Почти каждый имел у себя, если не нунчаки, то какое-нибудь холодное оружие, но немногие пользовались им в реальной драке. Стоит, узаконив холодное оружие, контролировать его распространение, как в странах Западной Европы, или ввести на него такие же правила ношения и приобретения, как сейчас у нас введены на газовое оружие.
Относиться к игровикам нужно, как к своеобразной форме клубного поведения. Это не только экзотический отдых от современной действительности, но и необычная форма психотерапии, при помощи которой люди стремятся избавиться от избыточной агрессивности и воплотить свои фрустрированные надежды на жизнь, попасть в идеализированный мир морали и законов, где "зло" - это зло, а "добро" - это добро. В нашем мире, где так много значат слова "надо" и "должен", бывает иногда полезно вернуться к детской непосредственности, в сказочный мир фантазии и забыть, хотя бы на краткий миг, слово "надо" и слово "должен".
 
TopList